Дополнительное меню

О передаче полномочий в сфере государственного ветеринарного надзора

Вопрос о подчинении региональной ветслужбы федеральному центру поднимается не впервые. Потому что Молочный союз России  полностью поддерживает решение Правительства РФ и Министерства сельского хозяйства РФ инициировать передачу полномочий региональных ветслужб федеральному центру — Россельхознадзору, и участвует в обсуждении этой темы с 2016 года.

В 2017 году вышло Постановление Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, подписанное Председателем Валентиной Матвиенко, которым, среди прочих, рекомендовано Правительству РФ внести изменения в Закон РФ «О ветеринарии» в части наделения Россельхознадзора полномочиями по осуществлению контроля за исполнением органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации полномочий в области ветеринарии.

По данному вопросу в 2018 году Президент РФ Владимир Путин поручил Правительству «проработать вопрос о передаче полномочий в сфере государственного ветеринарного надзора с регионального на федеральный уровень». Спустя год законопроект поступил в Госдуму. В мае 2019 года Правительство России объявило, что внесло в Госдуму законопроект.

Многие эти вопросы будут обсуждать в Сочи на международном молочном бизнес-форуме. Регистрация открыта. Все меньше мест… Пройдите по ссылке для регистрации

И вот, вчера, 15 июля в Комитете по АПК Государственной Думы ФС РФ под председательством Владимира Кашина состоялось расширенное заседание на тему «О внесении изменений в отельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам совершенствования осуществления федерального государственного надзора», внесенного Правительством РФ.

На совещании присутствовали представители аграрного комитета ГД ФС РФ, Минсельхоза России, Россельхознадзора (РСХН), бизнес-сообщества.

От Молочного союза России на заседании присутствовала и выступила Людмила Маницкая, председатель Совета — директор Союза.

В 2016 году – в связи со вспышками АЧС и других болезней РСХН проверил местные ветслужбы в субъектах РФ и зафиксировал почти три тысячи самых разных нарушений. Например, местные ветеринары опаздывали с установлением карантина или вовсе его не устанавливали, когда это требовалось, несвоевременно или неправильно проводили ликвидацию очагов заразных заболеваний.

 

 

 

«Помню, в прессе была информация о том, что Глава Россельхознадзора Сергей Алексеевич Данкверт, выступая в Совете Федерации с отчётом за 2016 год, сделал печальный вывод: «В большинстве субъектов Российской Федерации региональные ветеринарные службы утратили возможность полноценно осуществлять свои функции и полномочия и не способны эффективно решать даже те задачи, которые они решали ранее», — сказала Людмила Маницкая.

Виновата была в этом административная реформа 2004 года, когда каждый регион создал собственную ветеринарную службу, которая только называется государственной, но Минсельхозу РФ не подчиняется. В результате, регионы «сами за собой надзирают».

Еще один плохой фактор — ветслужбы в регионах зачастую существуют за счёт платных услуг – и это поневоле заставляет врачей быть лояльными к бизнесу, и скрывать заболевания или в угоду сельхозпроизводителям не изымать из оборота потенциально опасную продукцию. Почему платные услуги? Потому что во многих субъектах финансирование службы осуществляется в пропорции 80% — внебюджетные, 20% – бюджетные средства.

Увы, после 2016 года ситуация с плохой работой местных ветеринарных служб не изменилась, и требуется немедленное вмешательство Правительства РФ.

Обсуждая вопрос степени ответственности, и качества работы ветеринаров, Людмила Маницкая всем привела пример с опасностью, например, попадания на молокоперерабатывающее предприятие «лейкозного» молока.

СПРАВКА. Чем опасно лейкозное молоко? Молоко больных животных содержит продукты метаболизма, обладающие канцерогенными свойствами. Кроме того, такое молоко может стать фактором передачи инфекции, в том числе людям, потребляющим его. При этом опасен не сам возбудитель болезни, который погибает при пастеризации молока, а наличие в таком молоке онкогенных веществ. Поэтому человек, особенно ребенок, потребляющий продукты, полученные от больных лейкозом коров, подвергается опасности получить опухолевые заболевания. Кроме того, вирус-возбудитель мутирует. 

«Экономический ущерб, причиняемый лейкозом, приводит к нарушению селекционно-племенной работы по повышению молочной продуктивности. Преждевременная выбраковка высокопродуктивных животных и их потомства уничтожает уникальный генофонд, созданный в каждом хозяйстве десятилетиями», — продолжила Людмила Маницкая.

Что же происходит в регионах? Местные ветврачи, зная, что в отдельно взятом хозяйстве есть животные, заболевшие лейкозом, не обращают на это внимание, и не предпринимают никаких действий. Главы районов понимают, что если обнаружат лейкоз, то хозяйства и регион лишится государственной поддержки. Это основная причина замалчивания проблемы на местах.

А ведь каждый сокрытый случай заболевания коровы лейкозом усугубляет эпизоотическую обстановку района, и в какой-то момент эпидемия становится неуправляемой. Регион начинает терять стабильность в экономических показателях, ухудшается общая картина, сокращается поток инвестиций.

И вот сейчас, когда есть реальная возможность внести поправки в ветеринарное законодательство, мы встречаем противостояние вплоть до губернаторов!

Людмила Маницкая:

«Приведу статистику на 11 июля об эпизоотической ситуации в стране, которая регулярно публикуется на сайте РСХН: сегодня 12 регионов не благополучных по заболеваниям с/х животных: АЧС, бешенство, бруцеллез, ИНАН (инфекционная анемия). В июне таких регионов было 13, а в мае – 15.

То есть 15-20 % регионов ежемесячно подвергаются вспышкам по разным заболеваниям. А сколько еще не обнаружено? Например, по лейкозу!

Безусловно, в регионах существуют программы борьбы с лейкозом. Но они не выполняются, не соблюдаются режимы, скрываются результаты. По-настоящему неблагополучная эпизоотическая обстановка выдается как временное явление, не требующее немедленного вмешательства. Однако это не так.

Если на территории субъекта есть хоть одна корова с подозрением на лейкоз, нужно сразу принимать меры. Но животноводы рассказывают, что боясь наложения карантина или предписания по убою больных животных, вынуждены, к сожалению, скрывать действительное положение дел с лейкозом в районе, оставляют больных животных в общем стаде и даже идут на фальсификацию результатов исследований анализов крови вплоть до подмены их образцов, включая идентификационные номера учета животных.

Ослабление борьбы с лейкозом, запугивание «вырезом целых стад молочных коров» или снижением молочной продуктивности ничего не даст, и отбросит любой регион, животноводство в целом, далеко назад.»

Но на поверхность всплыл и другой вопрос, — скотомогильники, которые зачастую становятся бесхозными, ими могут управлять частные компании, или с государственным участием…

(пример опасного «управления» на местном уровне приведен по ссылке)

Ветеринарно-санитарными правилами сбора, утилизации и уничтожения биологических отходов (утв. Главным государственным ветеринарным инспектором Российской Федерации 4 декабря 1995 г. N 13-7-2/469) от 2007 года предусмотрено: обязанность фермера (руководителя) доставки биологических отходов для переработки или захоронения (сжигания), выбор и отвод земельного участка для строительства скотомогильника проводят органы местной администрации, эксплуатация скотомогильников  и биотермических ям происходит за счет организаций, которым они принадлежат, и на них же лежит ответственность…

А если нет денег, или нет контроля высших органов?… А если не все скотомогильники учтены и огорожены и охраняются не по правилам? Вопросов много… Но это тоже нужно менять и усиливать контроль для недопущения эпидемий.

Если мы хотим потреблять  безопасную и качественную молочную продукцию, то мы должны повысить ответственность региональных служб, и укрепить влияние РСХН на эпизоотическую ситуацию.

Для этого у Россельхознадзора есть все рычаги и возможности.» — подытожила глава Союза.

Необходимо поддержать предложение Правительства РФ, и подчинить федеральному центру все региональные ветеринарные службы. Особенно сегодня, когда молочная отрасль стала экспортоориентированной.

Поделиться